Когда осела пена восхвалений и благодарностей уходящему главному тренеру "Барселоны", а бесконечные: "Пеп, вернись!" ушли, как океанский отлив, глазу открылись интересные факты, скрытые доселе под толстым слоем речей и прогнозов всех тех, кто был причастен к этому событию – эпохальному прощанию. @Sport.ru - о логической цепочке выводов и поступков, происходящих вокруг "Барсы"...

 

Процесс ухода Гвардиолы растянулся надолго и наполнился таким количеством глаголов в прошедшем времени, что самому виновнику шумихи стало несколько не по себе. "Был", "создал", "достиг"…

 

- Я вообще-то здесь. Жив и здоров, - пришлось сказать Пепу на пресс-конференции, завершавшей собой первую неделю всех "gracias" и "adios", звучавших в его адрес. С присущим ему юмором и харизмой, человек с истекающим контрактом подчеркнул, что он уходит. Но не туда, где уместны слова только о былом, а "прощай" непременно сопровождается прилагательным "последнее".

 

– Я думаю, что еще вернусь. Возможно. Хотя точно не знаю, когда.

 

Прозвучало как у Высоцкого в песне: "Не волнуйтесь, я не уехал. Не надейтесь, я не уеду". Выражено другими словами, но смысл тот же.

 

Тогда, 27 апреля, Гвардиола объявлял о своем решении спокойно, даже слегка при этом улыбаясь. Взявший слово Субисарета долго не мог начать говорить – перехватывало дыхание, даже показалось, что сейчас голос сорвется, а на глаза навернутся слезы.

 

Восседавший за столом в центре Росель говорил без эмоций, отяужденно. Сегодня, когда пересматриваешь кадры той пресс-конференции, кажется, что равнодушно.Когда уходит эпоха, плачут не потому, что она ушла. А оттого, что это неправильно и так быть не должно. Этот подкативший комок к горлу Субисареты и гвардиоловы слова, сказанные днями позже насчет возможного возвращения, заставили покопаться в фактах. Логика и последовательность которых подталкивают к неожиданному выводу.

 

Очень даже вероятно, что не он ушел, а его ушли.

 

"Слава, добытая командой, освещает игроков. Тренеру достаются лишь отблески."

 

Гвардиола принял команду при Жоане Лапорте, в то самое время, когда вытащивший ее из кризиса Франк Райкард успел пополнить летопись барсовой славы записями о новых победах в двух Лигах: испанской (тогда еще называемой Примерой) и европейской чемпионской. И вновь войти с командой в пике, хотя и не такое глубокое, как до него.

 

Тринадцать трофеев из шестнадцати возможных, шесть из которых (максимум, которого не добивался никто) – в первый же год своего "дирижирования". Парадоксы тренерской жизни заключаются в том, что руководство, которое требует от Мистера нескончаемых побед, одних побед и ничего, кроме побед, в конечном итоге вдруг становится недовольным исполнением своего желания. Трофеев может оказаться слишком много.

 

Слава, добытая командой, освещает игроков. Тренеру достаются лишь отблески. У президента клуба появляется возможность сказать: "Благодаря моему чуткому руководству…". Но на это мало кто обратит внимание. И это обидно. Президент – фигура обязательная, влиятельная, но…не та, которая непосредственно кует победу.

 

Тренер, два года продержавший команду на вершине, по определению уже безумно популярен. Три – в разы больше. Что же говорить о четырех?

 

Осенью 2011-го в "Барсе" возник скандал. Один из членов клуба (число таковых переваливает за 185 тысяч, с разными, естественно, вкладами и возможностями) подал в суд на Лапорту и его "правительство". Обвиняя в нецелевом использовании средств, перерасходе сумм, выделяемых на покупку игроков и т.д. и т.п.

 

Что-то наводило на мысль, что не сам заявленец догадался до этой акции, нашлись у него помощники. Или даже наставники. Те, кому это было надо – таскать каштаны из огня чужими руками.

 

"Мне сорок лет, из которых тринадцать я провел в "Барселоне". Мне понятно, что происходит. И мне грустно, что это происходит..."

 

Ситуацию, естественно все, кому не лень, стали комментировать в СМИ. На встрече с прессой, проводившейся после матча с "Атлетико", прошедшего днями позже возникновения скандала, об отношении к обвинению против Лапорты спросили "текнико" "Барселоны".

 

Хосеп тепло отозвался о "бывших", напомнив, что именно они пригласили его на работу. И что они в свое время принимали клуб от предыдущего президента в состоянии, близком к развалу. А сдавали президенту нынешнему на волне успеха. И добавил: "мне сорок лет, из которых тринадцать я провел в "Барселоне" Мне понятно, что происходит. И мне грустно, что это происходит. Я догадываюсь, что кто-то может трактовать мои хорошие слова в адрес одной стороны, как плохие в адрес другой".

 

Может быть, несколько размыто и витиевато, но понятно, в чью пользу высказался. И кто на это мог обидеться – тоже.

 

Последовавшая спустя некоторое время двухчасовая встреча Роселя и Гвардиолы с глазу на глаз посвящена была именно этой проблеме.

 

Директору строительной конторы может понравиться критика в его адрес, исходящая от бригадира бетонщиков? Пусть даже и великого мастера своего дела?

 

Пепу напомнили о том, что он – наемный работник. Задача которого – кубки и медали, а не оценка деятельности вышестоящих чиновников. Президентство – это политика, а не футбол. И даже если кое-кто и сменил бутсы на модные ботинки от престижной фирмы – это еще не повод выражать недовольство теми, кто по иерархической лестнице забрался повыше.

 

Дальше – еще один факт, почему-то оставшийся незамеченным испанской прессой. Интервью Гвардиолы итальянской телекомпании RAI. Единственная газета, обнаружившая его и выложившая на свой интернет-портал – мадридская AS. Но появилось оно там уже после заявления Гвардиолы "по собственному", а не сразу после выхода в Италии за несколько месяцев до объявления об уходе. В интервью Пеп на чистом итальянском (он же несколько лет играл в "Брешии" вместе с Баджо) сообщает, что по окончании контракта из "Барсы" уйдет. Туда, куда кто-нибудь позовет. Но пока договор еще в силе, эти вопросы ни с кем не обсуждаются.

 

"Не потому ли в игре "блауграны" вдруг появилась непонятная нервозность, беззубость и даже наплевательство, приведшее к незапланированным очковым потерям, что инфа о решении тренера к игрокам все-таки просочилась?"

 

Приняв на себя обязанности главного тренера главного каталонского клуба, Хосеп Гвардиола чуть ли не на первой пресс-конференции сообщил пишущей и снимающей братии, что никаких эксклюзивов давать не будет. Только работать с большим скоплением журналистов. Наверно, чтобы десять раз не повторять одно и то же каждому из желающих побеседовать.

 

Значит, был повод в Италии нарушить собственное обещание? Добрые слова в адрес Лапорты не пропали даром? И не потому ли в игре "блауграны" вдруг появилась непонятная нервозность, беззубость и даже наплевательство, приведшее к незапланированным очковым потерям, что инфа о решении тренера к игрокам все-таки просочилась? Хотя из избы сор никто не вынес.

 

- Мы хотим, чтобы Гвардиола стал нашим Фергюсоном, - заявил в 2010-м новоиспеченный президент Россель. – Мы подпишем с Пепом контракт на столько времени, сколько он пожелает.

 

Пеп пожелал на новый цикл от 4 до 6 лет. Ему ответили согласием на один год. Оферта заведомо неприемлемая, в свете которой приведенное выше высказывание Сандро кажется незаконченным, недосказанным. Не знаю, читал ли глава барселонского клуба Ильфа и Петрова, но смысл его предложения - калька со слов отца Федора инженеру Брунсу: "Я вам за эти стулья сколько угодно заплачу. Хоть… двадцать рублей".

 

"И тут Пеп – небьющийся козырь в колоде Лапорты..."

 

Президентский срок – штука не бесконечная. Выборы, какими бы далекими не казались, а все равно наступят. И вот тут для переизбрания больше может подойти не новая серия очередных успехов и не продолжение старой. А маленький застой. Потому что трофеи, добытые Гвардиолой, могут лечь не на чашу весов того, кто сейчас в кресле. А кто на него уже претендует. И тут Пеп – небьющийся козырь в колоде Лапорты. А может так случиться, что и вовсе главная фигура, которой уже Лапорта всеми силами окажет поддержку в борьбе за высший пост клуба. Так что триумфы Гвардиолы надо поскорее отправить в прошлое. Вместе с ним самим.

 

А чтобы никто не вспоминал о том, как теперешний президент приобрел шведского хорвата за 70 млн., а отдал его "Милану" за просто так, забив лишь при этом в договор "возможное право выкупа за 24 млн.", требуется упреждающе показать на предшественников. Дабы об их промахах судачили на каждом углу. Превентивный удар по Лапорте, который уже заявил, что его возвращение на старое место возможно. Как возможно избрание президентом клуба и Гвардиолы. Ну, не зря же ему обеспечили достойный уход… Не один Жоан догадался о том, как может ситуация повернуться в будущем.

 

Гвардиола приходил в "Барсу" дважды: первый раз как игрок, второй раз – как тренер. То, что придет в третий, сомнений нет. А кем – Мистером или Президентом – несущественные для данного момента детали.

                                                                                                               

                                                                                                            Владимир Добрынин,

специальный корреспондент @Sport.ru в Испании.