Не многим футболистам в своей жизни приходится переживать не просто мелкие травмы,     а большие недуги и при этом добиваться высоких результатов в карьере. Одним из таких героев является бывший игрок сборной Аргентины в настоящее время готовящий молодых вратарей команды "Ривер Плейт" Карлос Роа. О том, как победить Англию в финале Чемпионата мира, а также справится с раком и малярией он рассказал в интервью для официального сайта ФИФА.

Карлос, после окончания профессиональной карьеры о вас совсем ничего не слышно. Расскажите о том, как вы оказались в тренерском штабе команды "Ривер Плейт"?

Должен сказать, что это было совсем неожиданно. Однажды в полпервого ночи в выходной день позвонил мне Матиас Альмейда и предложил мне войти в его тренерский штаб. Это произошло сразу после того, как "Ривер Плейт" официально вылетел из высшего дивизиона. Я не ждал такого предложения с его стороны! Мы с ним всегда хорошо ладили, когда играли за сборную Аргентины, хотя и не были близкими друзьями, всегда болтали, когда встречались. Я был очень рад появившейся возможности, и теперь каждый день открываю для себя мир "Ривер Плейта", который, надо отметить, меня сильно впечатляет.

Расскажите о своих впечатлениях от работы с молодыми голкиперами?

Работая с этими ребятами, я тоже многому учусь. Чтобы наша работа приносила результаты, нужно адаптироваться к непосредственности этих парней и изменившимся жизненным принципам. В процессе тренировок они расспрашивают подробности о моём прошлом, но я никогда не ставлю себя им в пример. Самое худшее в общении с этим поколением – это постоянно рассказывать о том, что ты сделал за свою карьеру. Эти парни талантливее меня, ведь, как вратарь, я имел очень ограниченные способности. Я поздно достиг определённого уровня мастерства, из-за чего и не переехал в Европу до 28 лет. Я уверен, что если эти парни будут усердно трудиться, добьются гораздо больших успехов, чем я.

На ваш взгляд, нынешние молодые игроки отличаются от тех, что были в ваше время?

Возможно. В сегодняшнем сумасшедшем мире некоторые из них считают, что могут получить всё и сразу: играть на высоком уровне, водить крутой автомобиль и сделать себе имя. И они хотят всего этого, не принося ничего в жертву. Моё же поколение многим жертвовало, чтобы добиться этого, что я и пытаюсь донести до своих подопечных. Надо быть готовым к тому, чтобы приносить маленькие жертвы ради больших достижений. Например, спокойные выходные, правильное питание и наличие достаточного времени на отдых. Вокруг много соблазнов, но, к счастью, парни, с которыми я работаю, сконцентрированы на главном.

Как вы считаете, что важнее для профессионального вратаря: технические способности или же личностные характеристики?

Весь парадокс заключается в том, что даже если у вас  замечательный вратарь, но он будет пропускать то, что не должен, от него не будет никакой пользы. Я люблю вратарей, у которых спокойный, серьёзный и твёрдый характер.

"Когда я покинул футбол, то уехал в деревенскую среду в Кордобу. Я стал просто ещё одним местным парнем, живущим в горах"

Ваш товарищ, бывший вратарь сборной Аргентины Херман Бургос однажды сказал, что надо быть немного сумасшедшим, чтобы быть вратарём. Вы с ним согласны?

Нужно обладать особым складом характера — это факт. Одно из самых главных — надо уметь быстро отходить от неприятностей. Я бы назвал это очень неблагодарным положением, когда вокруг тебя находятся 40 тысяч людей, которые готовы разорвать тебя на кусочки за малейший промах. Кроме того, всего в паре метров находятся фанаты. Полевые же игроки всегда имеют возможность быстро исправиться. Вратарям же приходится ждать следующей атаки, прежде чем сумеют реабилитироваться. Так что очень важно иметь сильный характер.

Кого из нынешних звёзд мирового футбола вы считаете лучшим вратарём?

Довольно сложный выбор, но, признаюсь, что мне всегда нравились Икер Касильяс и Виктор Вальдес. Будучи игроком "Мальорки", я уже считал их сильными вратарями. Несомненно, защищая столько времени ворота топ-клубов, выигрывая трофеи, они стали примерами для подражания. Но и голкиперы, которые сейчас выступают за сборную Аргентины, тоже очень хороши.

Говоря о сборной Аргентины, не возможно не вспомнить ваш самый незабываемый матч за "альбиселесте" — игру 1/8 финала ЧМ-1998 против сборной Англии.

Да, тогда мне казалось, что игра длится два дня. Она началась вечером и продолжалась на протяжении всех следующих суток. Это был волнующий матч, который включил в себя все остальные. Матчи против нашего исторического соперника Англии всегда были особенными. После матча мне позвонила моя семья и рассказала, как все переживали перед решающим пенальти, и какой взрыв эмоций случился после того, как я поймал этот мяч. Если честно, в тот момент мне бы больше хотелось оказаться дома, чтобы увидеть всё собственными глазами.

Вы предчувствовали это событие, - что сможете решить исход этого пенальти в пользу своей команды?

После финала Кубка Испании против "Барселоны" в 1998 году  меня считали специалистом по отражению пенальти, но я им не был. Я помню, что бывший тренер сборной Аргентины Даниэль Пассарела подошёл ко мне после основного времени игры, похлопал по спине и спросил: "Мы же выиграем по пенальти, правда?" В тот момент я почувствовал огромный вес ответственности на своих плечах. Я помню как шёл к воротам и думал о том, что будет, если мы проиграем. Я чувствовал, что растворяюсь в ночи. Но, слава Богу, я зря переживал, всё закончилось хорошо. Как оказалось, та игра имела огромное значение для моей карьеры.

Но затем, когда "Манчестер Юнайтед" пригласил вас защищать свои ворота, вы отказали им и по религиозным причинам ушли из футбола. Вы жалеете о том, что когда-то приняли такое решение?

Думаю, что любому из нас было бы тяжело принять такое решение на пике карьеры. Однако, в тот момент я был уверен, что поступаю правильно для себя и своей семьи. Если же посмотреть на ситуацию с точки зрения футбола, то решение было неверным, и после этого вернуться было совсем нелегко. Даже сейчас я встречаю людей, которые встречают меня и говорят, что я их разочаровал, заставил плакать и переживать, и это, я вам скажу не слишком приятно слышать. Когда ты известная личность, то находишься под всеобщим вниманием. Но я бы не сказал, что то решение было неверным со всех сторон. Теперь, после всего что случилось, я на многое в жизни смотрю под другим углом.

Что вас заставило вернуться на поле, чего вам недоставало в жизни?

Мне жутко не хватало игры. Я утратил адреналин, людей, поле и звуки, издаваемые фанатами, их песни. Это бесценно! Когда я покинул футбол, то уехал в деревенскую среду в Кордобу. Я стал просто ещё одним местным парнем, живущим в горах. Это было радикальное и сложное решение для меня, но в тоже время это были незабываемые эмоции. Я не сожалею о том времени, но вернуться в футбол после этого было трудно. Хотя борьба с раком была не легче.

"Я бы назвал это очень неблагодарным положением, когда вокруг тебя находятся 40 тысяч людей, которые готовы разорвать тебя на кусочки за малейший промах"

Что было самым сложным в период вашей борьбы с тяжёлой болезнью?

Наверное, осознание того, что от тебя ничего не зависит. Когда тебе говорят, что ты болен раком, это тяжело. У меня обнаружили тестикулярный рак, поэтому было ясно, что он излечим, и со мной всё будет в порядке. Мои шансы на поправку оценивали в 95%, но ничего не помогает от мыслей об оставшихся 5%. Это ужасная болезнь, которая съедает тебя заживо изнутри. Для моей семьи было нелегко видеть, как я теряю вес и волосы.  С каждым днём я всё больше не походил на себя, но несмотря ни на что, мне помогла моя вера в Бога.

Какой урок вы вынесли из такого ужасного опыта?

Иногда люди проходят через какие-то ситуации, которые заставляют переосмыслить много вещей в жизни. Лично меня, эта болезнь сделала более спокойным. До неё я был гиперактивным, перфекционистом, но это было бессмысленно. Я не говорю, что, будучи таким, ты не добиваешься каких-то целей, просто жизнь на земле коротка, и надо наслаждаться каждым её моментом. Теперь я менее заряжен, спокоен и думаю о других людях.

За свою футбольную карьеру вы перенесли несколько серьёзных болезней, в том числе малярию во время выступлений за "Расинг".

Это было ужасно! В начале 90-х годов мы поехали в турне по Африке, где я и заразился, и даже прививка меня не спасла. Малярия в Аргентине тогда была ещё не очень хорошо изучена, а симптомы проявились лишь, когда я уже вернулся на родину. Позже, когда, казалось, что всё прошло, у меня был рецидив, из-за которого я целый месяц провёл в больнице. Чтобы вылечиться, приходилось возить лекарства из Бразилии, так как их нигде не было. Я прошёл через этот ужасный круговорот, и просто случилось чудо, что меня вылечили. Меня оперировали примерно раз десять, думаю это рекорд! С Божьей помощью я прошёл через всё это, и моя вера лишь усилилась.

После такой насыщенной событиями жизни, к чему вы стремитесь сегодня?

Я бы хотел прожить ещё много лет, чтобы провести много времени со своими детьми. Хочу увидеть, как мои дочери выйдут замуж, а также в полной мере насладиться временем, которое провожу с ними. Хочу дожить до глубокой старости и увидеть, как растут мои внуки, конечно, вместе со своей женой Сильвией. О ней я не мог не упомянуть, потому что иначе бы она меня убила.

Яна Литвинчук, @Sport.ru