Антон Матвеев поражается удивительной заряженностью российских сборников на борьбу, Евгений Ловчев вспоминает о бесславных для советской сборной семидесятых годах, а Максим Михалко настаивает на том, что смену поколений в сборной нужно проводить быстрее и агрессивнее. Всё это – в традиционном обзоре прессы на @Sport.ru.

 

Сборная России готовится к матчу с Уругваем, теряя бойцов. Василий Березуцкий выбыл из строя давно, Роман Шишкин – недавно. Антон Матвеев на страницах "Спорт-Экспресса" повествует о том, как остальные готовы биться "за себя и за того парня".

 

При входе на территорию стадиона имени Эдуарда Стрельцова сразу пропитываешься особой атмосферой. Обходя арену, нельзя не заметить граффити. Это слово в современном мире почему-то воспринимается негативно. Мол, неадекватная молодежь зачем-то портит стены домов, заборы - в общем, все, что можно разрисовать.

 

Однако на Восточной улице граффити приобретает позитивный смысл. Болельщики "Торпедо" уговорили руководство стадиона разрисовать стену у длинного спуска. Теперь это место зовется "Лестницей славы" - а на рисунках изображены великие в прошлом игроки "Торпедо": Эдуард Стрельцов, Александр Пономарев, Валерий Воронин и другие. Заслужат ли футболисты сборной России когда-нибудь такую же "лестницу славы" - возможно, узнаем уже после Euro-2012.

 

Но чтобы иметь шанс увековечить свое изображение на каком-нибудь российском стадионе, к чемпионату Европы неплохо бы подготовиться. В идеале - подготовиться хорошо.

 

Судя по настроению работников сборной, у команды нет никаких проблем. Пока Аршавин и К о разминаются, остальные члены коллектива о чем-то в голос смеются. Между тем футболистам поступает команда, больше известная по криминальным хроникам. "Руки за голову!" - к счастью, арестовывать никого не собираются. Это лишь очередной тип разминки.

 

В сборной нет и намека на диктатуру и неравноправие. Так, Игорь Акинфеев, самый авторитетный из тройки вратарей, не стесняется пробежать десятки метров за улетевшим далеко мячом. Антона Шунина тренер голкиперов Сергей Овчинников и не думает гонять как самого младшего. Вратари, конечно же, не только ходили за мячами. Особое внимание было уделено игре на выходах.

 

Спустя 15 минут, обычно открытых для прессы, журналисты начали таинственно перешептываться: "А когда нас выгонят-то?" Однако вчера неожиданно для меня и моих коллег никто и не думал нас прогонять. Сборной нечего скрывать - а вот показывать есть что.

 

После разминки подопечные Адвоката стали отрабатывать удары по катящемуся мячу - такое нельзя пропустить.

 

Поначалу откровенно жалко было Шунина - футболисты, будто сговорившись, свои самые точные удары наносили именно по воротам динамовца. Акинфееву и Малафееву доставались более простые выстрелы. Шунину словно показывали - в сборной легко не будет никому. Впрочем, Антон об этом и сам прекрасно осведомлен - потому пропускал не больше конкурентов. Так или иначе, все наши вратари были в порядке.

 

Особенно удавались удары Павлюченко. Реализация моментов у Романа была на высоком уровне - чем он, собственно, славен. Другой форвард - Кержаков - бил не так стабильно, зато отметился парочкой красивых голов. Дзюба же показывал собравшимся мастер-класс по теме "Удар "щечкой". Алексей Березуцкий тоже в ворота попадал не каждый раз, зато бил неизменно мощно. Даже слишком. Словно за себя и за брата - травмированного Василия.

 

Обозреватель газеты "Спорт день за днём" Максим Михалко концентрирует своё внимание на том, что так упорно игнорировал Дик Адвокат – перспективе молодых игроков в сборной. Ведь уже сейчас нужно думать не столько о текущих результатах, сколько о том, кто будет играть на домашнем мундиале.

 

Очевидно, что костяк сборной России к 2018 году составит поколение Бурлака и Кокорина, Дзюбы и Беляева, Дзагоева и Канунникова. То есть контингент 1990–1992 годов рождения плюс-минус пару-тройку лет в обе стороны. А значит, именно на уровне этого контингента настала пора принимать принципиальные решения, которые позволят не просто сформировать команду, а сделать так, чтобы наставники будущей дрим-тим имели возможность выбирать лучших из превосходных.

 

Сейчас многие специалисты отмечают пагубность лимита, будучи уверенными, что лишь свободная конкуренция позволит талантливым игрокам вырастать в больших мастеров. И приводят в качестве аргумента отсутствие лимита, например, в Италии, Испании с Германией и Португалией. Аргумент не катит. Абсолютно. Потому что благополучие этих сборных во многом зиждится на благополучии работы с молодежью. Которая, приходя в "Реалы", "Миланы" и "Порту", изначально более готова к конкуренции, чем ее российские сверстники. У нас же до сих пор не редкость, когда к большому футболу детей готовят не узкие специалисты, а педагоги-совместители. Не редкость и то, что выпускникам футбольной школы невдомек, зачем перед играми и тренировками надо тщательно разминаться и что дорогу в заведения типа "Макдоналдса" знать нежелательно.

 

Именно из-за скудости выбора стоит озаботиться мерами, способыми позволить сохранить, поддержать и развить тех, кто вопреки общему невеселому положению дел до профессионального уровня дошел. Как? Убежден, ожидать, что тренеры, проникнувшись ответственностью за будущее сборной России, начнут регулярно, терпеливо и великодушно прощая ошибки, доверять юношам, наивно. Вряд ли найдутся альтруисты, в том числе среди иностранцев, готовые ради чужого будущего поставить на кон часть своей карьеры. Что тогда делать? В премьер-лиге ужесточать лимит, конечно, не надо. Все-таки задачи клубов никто не отменял. А вот обратить серьезное внимание на потенциальных доноров сильнейших команд страны — самое время. Для самых близких доноров — молодежных составов — пора придумать турнир, где бороться за победу будут не только равные, но и чуть превосходящие по классу. А за победу в таком турнире пусть поощряется клуб. Причем поощряется более глобально, чем банальная денежная премия от РФС. Возможно, "топов" и глобальное поощрение не возбудит настолько, чтобы потребовать максимального результата на этом участке клубной системы. Но если на победителей турнира, скажем, из "Амкара" или "Мордовии" сразу обратят внимание в молодежной сборной или те же "топы", значит, система работает. Что касается еще одного донора, ФНЛ, то... Хотите играть в премьер-лиге — обязаны задействовать необходимый контингент с четкими количественными нормами. Например — такое-то количество игроков 1988–1992 годов рождения должны провести за команду такое-то количество матчей. И все в равных условиях.

 

Искусственно? Наверное. Неспортивно? В какой-то степени. Развратит молодежь? Весомую ее часть — бесспорно.

 

Но без таких мер и через несколько лет для сборной не расширится круг кандидатов. И будет эта сборная по-прежнему ассоциироваться с привычным "безальтернативно".

 

Евгений Ловчев на страницах "Советского спорта" вспоминает уже весьма отдалённое прошлое и эксперименты Валерия Лобановского, которые в итоге так и не принесли ожидаемого результата. Иногда гнаться за двумя зайцами действительно бессмысленно…

 

Как-то подсчитал, что за почти десять лет, что я играл в сборной, у команды постоянно, едва ли не каждый год, менялись тренеры. На мой взгляд, причина в том, что никак не могли определиться, как формировать сборную – то ли по клубному принципу (когда приглашается группа футболистов из одной команды), то ли берутся лучшие, по мнению тренера, из разных команд.

 

В нынешней нашей сборной мы видим четкую приверженность клубному принципу – лет шесть уже берутся звенья из ЦСКА и "Зенита", к которым добавляются несколько футболистов. Как видим по отборочному турниру ЧМ-2010, это тоже не гарантия успеха.

 

А в 1974-м в федерации пошли на уникальный эксперимент – в рамках подготовки к Евро-76 и Олимпиаде-76 создали две национальные команды: первую (на базе киевского "Динамо") и олимпийскую (на базе "Спартака").

 

Обе сборные успешно решили задачу выхода из группы. Олимпийская отобралась на Игры, а вот первой команде необходимо было играть четвертьфинал с чехами. В финальную часть Евро по-прежнему выходили лишь четыре команды.

 

Итак, первая сборная вышла в четвертьфинал. Валерий Васильевич Лобановский, великий советский тренер, получил в сезоне-76 абсолютную власть. Он одновременно являлся а) старшим тренером сборной, б) старшим тренером олимпийской сборной, в) идеологом новой конструкции чемпионата – тренер сумел пробить решение по разбивке целого сезона на два турнира: весенний и осенний. При этом весенний, по сути, являлся товарищеским. И все это было сделано для того, чтобы национальная команда успешно выступила на Евро и на Олимпиаде, при этом приоритет отдавался именно Играм. Свой план по реформированию чемпионата, по подготовке сборной Лобановский утверждал в ЦК партии, отделе агитации и пропаганды.

 

Не могу сказать, что первые полгода сезона-76 были бесполезным временем, но и удачным те шесть месяцев не назову. Жил все время на базе киевлян в Конча-Заспе, при этом не мог играть ни за "Спартак" в чемпионате, ни за киевское "Динамо" в еврокубках. Только товарищеские матчи сборной.

 

В четвертьфинале, последней стадии отбора перед самим Евро, сборной СССР выпало играть с командой Чехословакии. Мягко говоря, мы не считали чехов сильной командой, тем более незадолго до стыковых матчей с ней провели товарищеский. В гостях вели со счетом 2:0, и лишь арбитр помог чехам сравнять счет.

 

У Лобановского все было по науке. Когда мы, защитники, понимали, что группа нашей атаки устала, начинали просто катать мяч, передавая его по цепочке… Арбитр начал свистеть, фиксируя, как он говорил, пассивное владение мячом. Ни до, ни после этого матча я такого никогда не видел. В итоге чехи смогли сравнять счет, но нас это нисколько не насторожило.

 

Товарищеский матч состоялся в марте. Спустя месяц наша сборная уже встретилась в первом четвертьфинале с чехами и уступила 0:2. Счет в принципе по делу. Но и этот результат мы посчитали случайностью – думалось, что в ответном матче легко возьмем реванш.

 

Но этого не случилось, более того, по ходу ответного матча наша команда едва вырвала ничью. Не могу сказать, что нас сильно критиковали – по плану Лобановского команда должна была выйти на пик формы к июлю, играм Олимпиады в Канаде.

 

Кончился эксперимент по подготовке сразу двух сборных плачевно. Первая команда не вышла на Евро, а олимпийская взяла на Играх только бронзовые медали.