В этом году в Зал Славы НБА были привычно введены несколько легенд прошлых лет. В их числе оказался и человек, который в течение двух десятилетий олицетворял собой "большую команду с маленького рынка". @Sport.ru делится своими приятными воспоминаниями о лучших временах Реджи Миллера, с грустью отмечая, что таких игроков больше не делают.

 

Когда Рэй Аллен забросил тот самый рекордный трёхочковый, первым его поздравил человек, которого Рэй-Рэй невольно подвинул со статистического Олимпа. "Я знал, что рано или поздно это произойдёт. Ведь я не сделал ничего удивительного и невозможного, а просто бросал по кольцу неисчислимое количество раз. Однажды кто-то должен был сделать это лучше".

 

На самом деле Реджи слукавил. Если бы он только "бросал, бросал и ещё раз бросал", то стал бы демо-версией Джейсона Капоно, а не одним из двух лучших атакующих защитников девяностых. Одними дальними бросками ведь невозможно завоевать любовь провинции и ненависть Большого Яблока. Перепалки со Спайком Ли, восемь очков за шесть секунд и двадцать пять за четверть, тот самый удушающий жест в адрес эксцентричного режиссёра – это всё Миллер, который кому-то мог показаться мягким и субтильным. Добавьте сюда ту самую драку с Майклом Джорданом и отточенное мастерство трэш-токинга, и получите настоящего лидера скромной команды-андердога, которой при мизерных вложениях удавалось пробиваться наверх не благодаря, а вопреки.

 

"Реджи слукавил. Если бы он только "бросал, бросал и ещё раз бросал", то стал бы демо-версией Джейсона Капоно, а не одним из двух лучших атакующих защитников девяностых"

 

Реджи, в отличие от того же Аллена, остался без чемпионского перстня. Почему? А потому, что не видел смысла бежать куда-то из Индианаполиса за славой или деньгами. Для болельщиков понятия "Индиана" и "Миллер" были неразрывно связаны, да и сейчас при попытке порыться в относительно богатой истории "Пейсерс" они вспоминают прежде всего именно легендарного шутера. Того самого, который не менял принципов и клубных цветов, невзирая ни на что. Он впервые получил возможность побороться хоть за что-то лишь в двадцать семь лет, когда Донни Уолш собрал более-менее боеспособную команду – большинство нынешних звёзд уже после двух-трёх сезонов в столь непритязательных условиях начало бы рваться на свободу, устраивая "Мелодрамы" на потеху прессе. Он начал получать действительно большие деньги лишь под занавес карьеры, хотя стоит сделать скидку на то, что это были другие времена. И даже первый серьёзный контракт (18 миллионов за семь лет) был одним из самых внушительных как для начала девяностых – тот же Джордан имел тогда "чистыми" ненамного больше, зарабатывая в основном на рекламных контрактах.

 

Однако мало кто знает, что свою главную победу Миллер одержал ещё до того, как оказался в НБА. Он родился с серьёзным дефектом опорно-двигательного аппарата. Его ноги были настолько слабыми, что какое-то время приходилось мечтать лишь о том, чтобы нормально и самостоятельно ходить, а не задумываться о профессиональной карьере. Юному Реджинальду было с кого брать пример – его старшая сестра Шерил уже сделала себе имя в баскетболе к тому моменту, когда брат наконец сумел нормально встать на ноги. В игре один на один на заднем дворе дома Реджи долгое время проигрывал сестре. "Я понял, что смогу чего-то добиться в баскетболе, лишь тогда, когда впервые сумел заблокировать её бросок. Да и техника моего броска напрямую связана с тем, как Шерил защищалась против меня – приходилось выпускать мяч по недостижимой для её руки траектории". А вы спрашиваете, откуда пошли эти невероятные броски с отклонением через руки или с разворота с десяти метров, как в приснопамятной серии против "Нетс".

 

"Реджи, в отличие от того же Аллена, остался без чемпионского перстня. Почему? А потому, что не видел смысла бежать куда-то из Индианаполиса за славой или деньгами. Для болельщиков понятия "Индиана" и "Миллер" были неразрывно связаны"

 

Когда Миллера драфтовала "Индиана", болельщики шушукались: "Смотрите, смотрите, это брат той самой Шерил". Спустя годы, когда олимпийская чемпионка Лос-Анджелеса появлялась на экранах в перерыве матчей с микрофоном, непосвященному обывателю говорили: "Смотри, это сестра того самого Реджи". А для любителей баскетбола в бывшем СССР, где игры НБА стали более-менее доступны в начале девяностых, Миллер наряду с Джорданом, Юингом и Оладжувоном был олицетворением американской мечты. Одинокие герои, которым приходится противостоять заведомо более сильным оппонентам, всегда привлекают внимание публики.

 

Сейчас, спустя семь лет после окончания карьеры игрока, его тепло встречают даже в Нью-Йорке, где лидера "Индианы" в девяностых боялись как огня – прозвище "Убийца Никс" просто так получить ведь нельзя. Повесив кроссовки на гвоздь, Реджи проявил себя ещё и на телевидении, частенько работая в связке с Майком Фрателло и легендой комментаторского цеха Марвом Альбертом. Он не сыпал перлами налево и направо, не хохотал в прямом эфире столь истерично, как Кенни Смит, а просто высказывал своё мнение, которое иногда оказывалось единственно верным. Миллер и сейчас продолжает это делать, с той лишь разницей, что теперь он – член Зала Славы НБА.

 

Иван Манчев, @Sport.ru