Sport.ru / Другие, волейбол. Генеральный секретарь Всероссийской федерации (ВФВ) Александр Ярёменко рассказал, почему центральный блокирующий Дмитрий Мусэрский не принял участия в Олимпиаде в Рио-де-Жанейро.

"Даже после неучастия Мусэрского в олимпийской квалификации планировалось, что он попадёт в олимпийский состав, хотя были сомнения. Ведь Мусэрский долгое время не показывал той игры, которой от него ждали. А после полученной в Лиге чемпионов травмы тренировался в щадящем режиме. Опасения подтвердились, когда в ходе медобследования у него была выявлена редкая разновидность вируса герпеса. Заразился он как раз в Новый год. Болезнь перешла в хроническую форму. ФМБА запретило ему выполнять физическую нагрузку. Пришлось принимать таблетки, проходить лечение. Постепенно Дмитрий начал набираться форму, сбросил 6 лишних килограмм. Несмотря на минимальное количество тренировок, сыграл на Мировой лиге в Калининграде. Да, много ошибался, но все понимали, что он пропустил 3,5 месяца.

Возникла проблема с коленом. Затем одно прошло, но заболело другое. Теперь представьте ситуацию. Самолёт улетает в Рио 28-го июля. На момент 23-го Мусэрский даже ни разу не прыгнул на тренировке. Он приходил в зал, строился с командой, а затем шёл плавать и заниматься фитнесом. При этом до последнего рассматривались самые разные варианты. Вплоть до того, чтобы повезти в Бразилию 13-14 игроков и уже перед открытием принять окончательное решение. Но такой вариант отпал, поскольку было непонятно, выступят ли вообще российские спортсмены в Рио. А Дмитрий огромного желания попасть в состав не проявлял. В отличие от того же Волкова, который весь свой режим подчинил возможности попасть в команду. Ведь изначально в фаворитах был Гуцалюк. Итоговое решение, кстати, ещё раз подчёркивает клубную беспристрастность Алекно. Ему надо было рвать и метать, доказывать, что он может и хочет, а Дмитрий до последнего отказывался даже прыгать. Но как тогда проверить, выдержит ли нога нагрузку или нет? А когда Алекно поставил его на подачу, и тот три из четырёх подал в сетку – Владимир Романович отправил его домой. Вежливо, без криков. Мусэрский сказал: "Хорошо". Развернулся, и уже через 40 минут сидел в машине", — приводит слова Ярёменко "Спорт-Экспресс".